bisey: (Default)
[personal profile] bisey
Крайне интересный разбор песни, сделанный в своё время Вилли Вонкой. На всякий случай, копирую целиком - благо, что размер не так уж велик:


"Вот смотрите: как организуется коммуникативная композиция в «Идиотском марше» Олега Медведева? (Интереснее было бы взять, конечно, «Поезд на Сурхарбан», а ещё интереснее вообще было бы взять Пушкина или Лермонтова, но это в другой раз. «Идиотский марш» очень простой и ясный, доходчивый, поэтому на его примере легче проиллюстрировать само понятие коммуникативной композиции). Здесь есть несколько ключевых единиц, на которых коммуникативная композиция держится: это и (обладающее значением соответствия либо несоответствия аналогии, предполагаемому), это будущее время глагола (значение – обязательность либо необязательность исполнения действия) и второе лицо глагола (отсылка к личному опыту говорящего). Остальные единицы не с такой частотностью здесь встречаются, но тоже работают на коммуникативную композицию и очень выразительны на своем месте.


Кругом зима, опять зима, снега черны, как всегда,
Они привыкли растворяться во тьме.
Кругом чума, опять чума, твои мертвы города –
Они привыкли плыть по этой чуме.
И кто-то может слушать Боба, кто-то "Ласковый май",
Почем пророки в идиотском краю?
Гитару брось, и бабу брось, и как жену обнимай
Обледенелую винтовку свою.

Который век скрипит земля, но мир светлее не стал,
Тебе все это надоело, и вот
Поет труба, присох к губам ее горячий металл –
Она друзей твоих усталых зовет.
И ты был слаб, и ты был глуп, но все мосты сожжены,
Их не вернуть – они не смотрят назад.
И ты встаешь, и на плечах твоих рассветы весны
Как генеральские погоны лежат.

Крутые дяди говорят: "Твои потуги смешны.
Куда годна твоя дурацкая рать?
Подумай сам – коснется дело настоящей войны –
Они же строя не сумеют держать!"
Ты серый снег смахнешь с лица, ты улыбнешься легко.
Ты скажешь: "Верно. Но имейте в виду:
Где ваши штатные герои не покинут окоп –
Мои солдаты не сгибаясь пройдут".

И плюх да скрип, сырое небо бороздя головой, –
Его учили улыбаться во сне, –
Идет седьмого идиотского полку рядовой –
Твоя надежда в этой странной войне.
А мимо мертвые деревья вдаль плывут, как вода,
По их ветвям струится розовый дождь.
Они молчат, поскольку знают, для чего и куда
Свое оборванное войско ведешь.

И все на счастье, даже небо это рюмкой об пол,
И все довольны, и в штабах ни гу-гу,
И до последнего солдата идиотский твой полк
Стоял в заслоне и остался в снегу.
И о медалях-орденах ты помышлять не моги:
Всего награды – только знать наперед,
Что по весне споткнется кто-то о твои сапоги
И идиотский твой штандарт подберет.

Вначале с помощью опять задаётся идея неизменности небенефактивной (= неблагоприятной) ситуации – это собственное значение единицы опять. Вы можете сказать, что здесь и номинативно много чего задано – зима, чума, черные снега, тьма…, – это да, но единицы коммуникативного уровня, такие, как опять, вот, и, а, всё и др. используются носителями языка неосознаваемо, интуитивно, поэтому и воздействие их скрытое, ползучее и в целом более эффективное.

Итак, мы имеем неизменность неблагоприятной ситуации для начала. Дальше начинается на вид очень простая, на деле довольно сложная перфорация наших мозгов с помощью и. Посмотрите на это и. Маркером его, что ли, везде выделите, если не лень. Самое первое ипродолжение по аналогии: вот такая хреновая погода, такие неприглядные города – само собой, кто-то может в этой ситуации слушать ту или иную музыку. Вроде бы ничего особенного, но нас так исподтишка затягивают в этот омут, в эту систему из разных и. Дальше императивы (брось, обнимай) соединены еще двумя и. Императив – это просто воздействие (говорящий желает явиться причиной изменения поведения слушающего / третьих лиц), более интересна здесь мена вида: брось – это совершенный вид, а обнимай – несовершенный, то есть обнимать винтовку трактуется как должное, необходимое (значение несовершенного вида как коммуникативной единицы). А вот эти и, которые их соединяют («Гитару брось, и бабу брось, и как жену обнимай обледенелую винтовку свою»), – это значение ‘соответствуй предполагаемому’, или ‘действуй по аналогии’. То есть испокон веков все так действовали (гитару бросали, брали винтовку), и ты, будь добр, не выбивайся из этого ряда.

В узком смысле первое и налаживает здесь связь по аналогии между первым и вторым объектом (которые надо бросать), а второе вводит действие по аналогии, вытекающей из того, как поступили с первым и вторым объектами (гитару бросили и освободили те самым руки, которые заняли винтовкой, бабу бросили – поэтому винтовку обнимаем, «как жену», – это действие в соответствии с предполагаемым).

«Который год скрипит земля, но мир светлее не стал»: но появляется и гасит зародившуюся было бенефактивность (который год скрипит земля – вы могли бы увидеть в этом что-то хорошее, обнадёживающее, но нет).

«Тебе всё это надоело – и вот»: это – указание на недолжную качественную характеристику наблюдаемого вокруг; и – действие в соответствии с предполагаемым?? Нет, более сложная реализация. Здесь и развёртывается сразу по двум антонимическим параметрам: мир светлее не стал, поэтому я буду действовать в соответствии с предполагаемым (мною) / поэтому я буду действовать вразрез с предполагаемым вами / всеми. Здесь соответствие и несоответствие предполагаемому в одном флаконе, амбивалентность. И последний гвоздик в этой конструкции – вот: ‘я начинаю реализовать вариант, соответствующий моим целям, что будет бенефактивно для меня / для социума’ (немногим позднее выясняется, что он как бы не совсем им соответствует, но уже поздно). Впереди по курсу – скопление и: «И ты был слаб, и ты был глуп, но все мосты сожжены»; «…И ты встаешь, и на плечах твоих рассветы весны как генеральские погоны лежат». Расшифруем: как всегда, по аналогии с извечным, ты был, естественно, слаб и, естественно, глуп – тут никаких вопросов. Это в таком виде повторяется из века в век. Но следующие два и продолжают работать так же и нести то же значение: поэтому, естественно, действуя по аналогии со всеми своими предшественниками, ты встаёшь (не можешь не встать), и рассветы, само собой, как им и положено, встраиваются в эту картину, как они делали и пятьсот лет назад, и тысячу. По аналогии со всеми такими же людьми, которые до тебя вот так же вставали. Одновременно тут начинает работать второе лицо глагола: встаёшь. Далее по тексту его будет МНОГО, и глаголы эти будут в будущем времени: смахнёшь, улыбнёшься, скажешь и т.д. Если коротко, это отсылка к личному опыту говорящего (2 л.) + обязательность реализации этой ситуации, то есть ‘по моему личному опыту, с некоторой неотвратимостью реализуется вот это’. Даже то, что ты улыбнёшься, – это как-то предрешено. Но в «но все мосты сожжены» гасит предшествующую небенефактивность: «Ты был слаб, и ты был глуп» – это вроде бы плохо, небенефактивно, но, появляясь, закрывает этот вопрос, пресекает тягомотину – и становится вроде как… хорошо (?), и дальнейшее проходит как бы на волне тревожной бенефактивности.

В высказывании серьёзных товарищей интересен оборот «подумай сам», в нем минимум четыре коммуникативных параметра: переключи (для всех) ситуацию с небенефактивной на бенефактивную (по-), перебери варианты (думать) , займи максимально активную позицию и перестань отклоняться от нормы (сам). Же в «они же строя не сумеют держать» – ‘должное не имеет места: ты должен учитывать это, но не учитываешь’.

В ответе герой легко гасит небенефактивность с помощью всё того же ни капли не изысканного но («Верно. Но имейте в виду…»).

Следующее и («И плюх да скрип, сырое небо бороздя головой, –
Его учили улыбаться во сне, – Идет седьмого идиотского полку рядовой…») красиво так продолжает действие по аналогии: эпитеты идиотский, странный – это всё на номинативном уровне и не имеет силы – мимо, мимо; на коммуникативном, более глубинном уровне цепочка из чёртовых и неумолимо влечёт вперёд.

Ещё здесь интересное дистанцирование, возникающее за счёт формы множ. числа глагола и нагоняющее таинственности: «Его учили улыбаться во сне» (кто учил?.. где такому учат?..) – рассказчик дистанцируется тихонечко, вроде бы он и ни при чём. Ну, не он же учил.

Единственное а на весь текст (значение – ‘вход в новую ситуацию’, хотя мёртвые деревья под розовым дождём – это не очень нормально, – но нас, слушающих вводят просто в нейтральную новую ситуацию) – посреди похода это первая и последняя возможность отвлечься на что-то отличное от прямолинейного развития событий, которое в остальном организовано неразрывной цепочкой и.

И наконец, финал выстреливает за счёт всё и и. «И всё на счастье» – коммуникативная составляющая, которая есть в значении слова всё, здесь хитрая и амбивалентная. Всё маркирует бенефактивность (а в то же время и небенефактивность) исчерпанного (а в то же время и неисчерпанного) финального варианта на фоне других (более ранних) вариантов-стадий. Что за прелесть эти наши антонимические развёртки!

«И все довольны, и в штабах ни гу-гу»: оба и – в соответствии с предполагаемым;

«И до последнего солдата идиотский твой полк
Стоял в заслоне – и остался в снегу» – в соответствии с предполагаемым, вы только вдумайтесь;

«помышлять не моги» – ‘это было бы отклонением от норм социума (инфинитив) и одновременно – отклонением от должного (несовершенный вид)’;

«Всего награды – только знать наперед…»: всего – это тоже всё – исчерпанный вариант, бенефактивный он или нет, думайте сами;

«Что по весне споткнется кто-то о твои сапоги
И идиотский твой штандарт подберет»: будущее время глаголов (споткнётся, подберёт) – обязательность, ситуация реализуется гарантированно.

Но самый блеск тут – последнее и: в соответствии с предполагаемым! Для героя это – в соответствии с предполагаемым. Но одновременно для обывателей, сомневающихся, случайных наблюдателей, чёрт знает для кого ещё это – вразрез с предполагаемым! Они думали – канули в снега и всё. Двойная развертка, антонимическая, амбивалентная – присутствуют оба полюса сразу. Споткнётся о сапоги – и подберёт штандарт, продолжая аналогию / вопреки всяким аналогиям.

http://www.youtube.com/watch?v=Dcq7ANDAMrg

Что хочу сказать? Здесь коммуникативных единиц ОЧЕНЬ МАЛО. Они сравнительно простые: у них не самый навороченный набор семантических параметров. (Я не все их, кстати, проанализировала). И вот они образуют и держат на себе мощнейшую композицию. А это значит, что если взять какое-нибудь лермонтовское «Наедине с тобою, брат...», – там, скорее всего, такая коммуникативная композиция обнаружится, что нас расплющит от вскрытых интуитивно постигаемых смыслов."


Page generated Aug. 17th, 2017 01:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios